Кому на пользу казахстанская многовекторность?

Алексей Балиев Дмитрий Нефёдов 18.06.2021 13:20 | Политика 70

Как связаны «Степной орёл», биолаборатории и пограничные инциденты…

Как сообщают казахстанские, российские и американские СМИ, в июле 2021 года Республика Казахстан планирует провести на своей территории очередные военные учения «Степной орёл» с участием войск США, Великобритании и Канады. Согласно официальной легенде, цель этих учений — «развитие интеграции казахстанских вооруженных сил со структурами США и НАТО». «Степной орёл» прилетает на казахстанскую землю практически ежегодно вот уже почти 20 лет. И, как обозначали американцы еще в 2018 году, цель таких учений — «Вместе тренироваться, чтобы вместе воевать» («Train together to fight together»).

Сообщается также, что с участием американских и британских инструкторов в Казахстане действуют центры военной подготовки национальных вооруженных сил. В этой связи, характерен ответ замминистра обороны РФ Николая Панкова на вопрос сенатора Светланы Горячевой о том, существуют ли до сих пор в Казахстане американские биолаборатории и чем они занимаются: «Лаборатория такая есть, построили ее американцы, но ни одного американского военнослужащего в этой лаборатории нет. Она занимается научными исследованиями». Произнесено это было на пленарном заседании Совета Федерации 19 мая, при обсуждении вопроса о ратификации подписанного в октябре 2020 года Договора о военном сотрудничестве между Российской Федерацией и Казахстаном.

На 26 мая в Алматы запланированы межведомственные российско-казахстанские консультации по вопросам биобезопасности, являющейся, по словам официального представителя МИД России Марии Захаровой, одной из приоритетных сфер двустороннего взаимодействия: «Как союзники и соседи с общим пространством биобезопасности, мы стремимся обеспечить надежный мониторинг эпидемиологической и эпизоотической ситуации, совместное реагирование на вспышки инфекции, снижение рисков, связанных с возможностью преднамеренного распространения таких заболеваний, а также использование биологических агентов в качестве оружия».

Одним из ключевых моментов такой деятельности является создание соответствующей двусторонней договорно-правовой базы, и подписание межправительственного меморандума по вопросам обеспечения биобезопасности «внесло бы весомый вклад в укрепление дружеских отношений и биобезопасности наших государств. Также способствовало бы развитию сотрудничества в медико-биологической, санитарно-эпидемиологической, ветеринарной и фито-санитарной областях».

Профильные российские ведомства периодически выражает серьёзную озабоченность биобактериологической деятельностью Пентагона по периметру российских границ, а бывший главный санитарный врач РФ, депутат Госдумы Геннадий Онищенко недавно подтвердил своё мнение о таких объектах: «Недалеко от Алматы действует самая современная в Центральной Азии, построенная Пентагоном лаборатория, где разрабатывают военные биологические рецептуры. К гражданскому здравоохранению Казахстана это никакого отношения не имеет. А в США практически не скрывают, что ведут активную биологическую программу на территории Казахстана». Между тем, две страны связаны рядом обязательств, среди которых — недопущение использования своих территорий третьими сторонами для целей деятельности, направленной против одной из договаривающихся сторон.

17 мая министр обороны Казахстана Нурлан Ермекбаев принял американских экспертов, проводивших оценку работ и консультации по сбору (утилизации) неразорвавшихся боеприпасов в южном городе Арысь, и военного атташе Соединенных Штатов Америки в Казахстане полковника Билла Сабу. С 27 апреля по 14 мая 2021 года консультанты отряда быстрого реагирования по обезвреживанию боеприпасов Марк Тобайас и Грегори Форд, в частности, «провели с казахстанскими военнослужащими консультативно-методический сбор по очистке территории и хранилищ, обезвреживанию и уничтожению боеприпасов.

Сообщается и о новых программах военной помощи США этой крупнейшей по территории центральноазиатской стране — в дополнение к уже действующим. 240 миллионов долларов планируется потратить на строительство военных объектов США в 20 странах мира на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, включая Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. Пентагоном уже начат отбор потенциальных подрядчиков для строительства в регионе 15–20 объектов военной и сопутствующей инфраструктуры общей стоимостью более чем в 220 млн. долл. Подрядчики, контракты с которыми будут заключаться на пять лет, должны будут оказывать поддержку на всех этапах строительных работ, предоставив услуги инженеров и архитекторов.

Не менее характерна и информация признанного в России иноагентом «Голоса Америки»** от 11 декабря 2020 года о завершении ежегодного диалога «о расширенном стратегическом партнерстве между США и Казахстаном (ESPD). Участники форума в виртуальном режиме обсудили различные вопросы, относящиеся как к двусторонним отношениям между Вашингтоном и Нур-Султаном, так и к региональным проблемам. Об этом говорится в сообщении Госдепартамента. Американскую делегацию возглавил Дин Томпсон, первый заместитель помощника госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии. Кроме того, со стороны США в диалоге приняли участие высокопоставленные должностные лица из нескольких подразделений Госдепартамента и федеральных агентств».

Более того американский пропагандистский медиа-ресурс акцентирует внимание на военно-стратегическом партнерстве с Нур-Султаном, включая меры по некоей «адаптации» там семей действующих иностранных боевиков, целиком и полностью укладывающиеся в стратегию по противодействию Китаю и России. Цитируем: «В отношениях между США и Казахстаном в этом году произошли позитивные сдвиги: началось строительство центра подготовки пограничников, предназначенного для обслуживания всего региона Центральной Азии (включая, очевидно, и протяжённую границу с Россией — Прим. ред.). Ведётся поддержка реабилитации и интеграции в общество членов семей иностранных боевиков (выделено нами — Прим. ред.). Кроме того, был учрежден Деловой совет по развитию экономического и коммерческого сотрудничества между США и Казахстаном при посредничестве Торговой палаты США». (Одновременно под предлогом «борьбы с коррупцией» предпринимаются попытки торпедировать проект газопровода из Казахстана в Китай).

Каким образом всё вышеизложенное согласуется с членством Казахстана в ОДКБ и с российско-казахстанским договором о военном сотрудничестве, в Москве и Нур-Султане предпочитают не разъяснять. Не комментируется особо и то обстоятельство, что, с начала 1990-х годов именно через Казахстан, по оценкам ФТС и ряда других профильных ведомств, в Россию поступает «львиная» доля сфальсифицированных товаров и незаконного реэкспорта из других стран Центральной Азии и из Китая. По некоторым данным, объёмы таких «поставок» растут на 10–12% ежегодно. Очевидно, в Москве придерживаются линии на «максимальный прагматизм» в отношении Казахстана, мотивируемой целым комплексом обстоятельств. Однако тревожные тенденции, на наш взгляд, всё же не стоит упускать из вида, в том числе — в энергетической сфере. Так, специалисты Союза нефтесервисных компаний (СНСК) Казахстана в августе 2020 г. исследовали акционерный капитал всех нефтедобывающих компаний республики (86 компаний) с целью выяснить, кто больше всех добывает казахстанскую нефть. По результатам исследования выяснилось, что «в разрезе инвесторов/компаний „КазМунайГаз“ возглавил рейтинг с долей 26–29,5% от всей добычи (с учетом совместной добычи с инофирмами). А в разрезе стран больше всего добывают казахстанскую нефть США — 29,5%; доля России — немногим более 3%».

В связи с совокупностью упомянутых факторов складывается впечатление об отсутствии у Москвы эффективных рычагов воздействия на Нур-Султан, чем в значительной мере и обусловлено «снисходительное» отношение к неблагоприятным для России трендам в местной политике.

Хотя не исключён и иной вариант: отсутствие резкой реакции на отдельные аспекты американо-казахстанского сотрудничества (в частности, в военной сфере) призвано продемонстрировать нежелательность для РФ дальнейшего обострения конфронтации с США на постсоветском пространстве. Если это соответствует действительности, то подобная линия поведения, вольно или невольно, будет способствовать дальнейшему игнорированию Вашингтоном и Нур-Султаном российских интересов в регионе. С учётом протяжённой российско-казахстанской границы (около 8 тысяч километров, включая Каспий), это может привести к нежелательным последствиям. Любое приграничное недоразумение, наподобие недавнего локального конфликта на границе Атырауской и Астраханской областей, будут неизменно подзуживаться и подогреваться как ангажированными политиками, так и внешними интересантами.

Так, в середине апреля по интернету пошло гулять смонтированное видео, сфабрикованное якобы с места «пограничного конфликта в Атырауской области». Согласно разъяснению Комитета Национальной Безопасности Казахстана, авторы ролика специально использовали видео с проводившихся буквально несколькими днями ранее в Мангистауской области учений «Қалқан-2021». На этих учениях отрабатывался элемент массового перехода границы и организации лагеря беженцев, что остающиеся пока неизвестными провокаторы «присоединили» к кадрам обычного схода местных жителей в ауле Коптогай. О спланированном характере акции свидетельствовали и заголовки признанного в России иностранным агентом «Радио Азаттык»: «России передают кусок земли в Казахстане», «Пограничные столбы передвигают внутрь Казахстана», СМИ пестрили заявлениями «Жители Коптогая умоляют о помощи», «Из-за установки пограничного с РФ ограждения жители Атырауской области остались без воды».

Что-то подсказывает, что чем больше «степных» и прочих «орлов» будут высаживаться на казахстанские солончаки — тем больше вероятность различного рода неприятных сюрпризов и инцидентов, а «вести с полей» демаркации и делимитации самой протяжённой границы в Евразии, чем дальше, тем больше будут носить тревожно-конфронтационный оттенок…

Источник


Авторы Алексей БалиевДмитрий Нефёдов / интернет-журнал «Военно-политическая аналитика».

Сейчас на главной
Статьи по теме