Путин нравится. Путинизм — нет

Волк В.В. Русранд 4.12.2019 20:46 | Политика 107

Кто сказал, что мне не нравится Владимир Путин? Не как мужчина и не как человек, а как некий образ, созданный индустрией масс-медиа. Нравится. Я именно так и ответил одной ярой стороннице действующего президента, устроившей допрос с пристрастием и отославшей к сайту, на котором было рекомендовано ознакомиться с биографией Путина и с сотнями восторженных комментариев об этом человеке.

Все они примерно одинаковые и приходящие к выводу, что «большинство людей живущих в России выбирают Путина президентом второй десяток лет, а недовольцам придется терпеть и подчиняться мнению большинства». Терпеть и подчиняться — вот главная мысль. Ведь само большинство, если таковое в России и имеется, страдает ведь не менее меньшинства, и оно ну никак не является хозяином своей страны, принадлежащей как раз меньшинству. Только другому меньшинству государства.

Эту формулу в «Критике Готской программы» в 1875 году описал Карл Маркс. Он пояснял, что под «государством» на деле понимают правительственную машину или государство, поскольку оно в силу разделения труда образует свой собственный, обособленный от общества организм»… В своей ранней работе «Критика гегелевской философии права» он утверждал: «Бюрократия имеет в своем обладании государство». А Энгельс в «Анти-Дюринге» заметил, что разделение труда «не мешало господствующему классу, захватившему власть, упрочивать свое положение за счет трудящихся классов и превращать руководство обществом в эксплуатацию масс».

В современной теории профессора Сулакшина констатируется, что российская действительность указывает на существование иного феномена — «приватизированного государства», когда интересы государственные трансформируются в интересы частные, государственный бюджет превращается в некий «общак», произвольный доступ к которому имеют власть имущие. Это подается как норма государственного управления. Отсутствие прозрачности и наличие серых «общаков» для россиян уже не секрет. Это сложившаяся система путинизма. Примерно как в уголовном мире, но там система существует вне закона государства, а здесь всё в законе.

Я не знаю, как президент Путин играет в шахматы. Возможно, он у меня выиграет. Несмотря на то, что в молодости имел серьёзную спортивную и боевую подготовку, вполне допускаю, что «обладатель чёрного пояса» по дзюдо сейчас уложит меня на лопатки. Я не спорю, что он лучше меня играет в хоккей и ловит рыбу. И даже отдаю должное, что человек в его возрасте ведёт такой активный образ жизни. Это мне нравится. Но это никак не нарушает незыблемости той системы, которая создана при нём и работает вопреки общественным интересам.

Последний генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачёв тоже был весьма интересным человеком. Много читал, посещал театры, слушал музыку, интересовался магией, почти не употреблял алкоголя. И даже снискал себе славу крепкого борца за трезвый образ жизни всей страны. Это не могло не нравиться.

Горбачёва какое-то время любили, вполне искренне, непредвзято. На фоне кремлёвских старцев он реально и выглядел, и говорил, и убеждал в верности выбранного страной курса весьма импозантно и твёрдо. Перестройку Горбачёва большинство людей не поняли или приняли её в своей собственной интерпретации, но гласность понравилась всем. Начальственные короны слетали от Москвы до самых до окраин, да ещё и с разоблачениями в прессе. Это импонировало.

Горбачёва, как и Путина, практически не критиковали, в СМИ это было табуированной темой. Но зато было разрешено «рвать» местечковых секретарей, парторгов и комсоргов, большинство из которых реально достали народ.

У Горбачёва была своя Сирия — Афганистан, откуда в прессу шли только восторженные опусы о военных и дипломатических победах, о помощи братскому афганскому народу и борьбе «ихтамнетов» с террористами. У Горбачёва была своя Украина. Не то, чтобы Украина, а такая искусственно созданная антироссия. Те же литовцы и грузины, возненавидевшие Москву и всё русское после появление советских танков на улицах столиц союзных республик. Непонятно зачем и с какой конечной целью.

Да, на административных зданиях висели красные флаги, слова гимна говорили о «Союзе нерушимом», но система была уже гнилой. И процессы государственного сепсиса вместо оперативного вмешательства пытались прикрыть красивыми словами «перестройка», «ускорение», «гласность». Почти как сейчас — гниль путинизма подкрашивают словесами про «импортозамещения», «рывки» и «патриотизмы».

Если бы Горбачёв развернул государственный корабль и начал перестройку не на бумаге, а в реальной жизни; изменил конституцию, убрал от руля «руководящую и направляющую», вернул всю власть Советам, то сегодня мы бы не пожинали плоды крушения СССР. Если бы вялотекущей контрреволюции Горбачёв противопоставил новую государственную платформу, подобную той, что была взята на вооружение Китаем, вовремя передал бразды правления не шулерам и мошенникам, а ещё живой интеллектуальной, научной и военной элите, то Страна Советов могла поскрипеть, но вернуться в лидеры передовых экономик мира.

Всё нужно делать вовремя. И слышать ритмы назревающих революционных перемен. Если бы Николай II не внимал ворчанию многочисленных советников, не расправлялся с революционерами, а сам начал глобальные изменения внутренней политики Империи, то к 1917 году, возможно, не возникло бы ни февральских «предложений», ни октябрьских «решений». Причём революцию сверху последнему императору следовало бы начинать даже не в «эталонном» 1913-м году, а задолго до него, когда над страной сгустились тучи первой русской революции. Путин тоже не готов ничего менять. О чём говорили на последнем съезде путинской партии «Единая Россия»? О необходимости новых радикальных политических решений для России, попавшей в поток и внешнего и внутреннего кризисов? Как бы ни так!

Решали вопрос, как бы им и на предстоящих парламентских выборах остаться у руля.

Провальная политика, входящая в норму. Грабёж страны, не вызывающий гнева и протеста. Наглость чиновников и политиков, принимающаяся как должное. За это нужно любить Путина как президента?

Просмотрел ленту новостей. Ужасает. Губернатор Иркутской области от КПРФ Сергей Левченко не видит смысла в повышении зарплат бюджетникам, при этом не имеет ничего против повышения зарплаты ему, любимому. Депутат Законодательного собрания Пензенской области от «Единой России» Владимир Вдонин задержан за вождение в нетрезвом виде, при этом демонстрировал поддельное удостоверение сотрудника Генпрокуратуры.

В Ставропольском крае товарищ майор разбил окно маршрутки, водитель которой проехал на красный, МВД объявило о невиновности офицера полиции. Судмедэксперт Сергей Насонов, выявивший содержание спирта в крови сбитого в Кировской области шестилетнего мальчика, продолжает работать. Число смертей от СПИДа в России достигло рекордной отметки, а общее число ВИЧ-инфицированных составляет 1,06 млн человек.

А кто-нибудь помнит, когда мы впервые услышали о такой болезни, как СПИД? Это было во времена Михаила Сергеевича. Читая пасквили о том, как СПИД косит Африку и Америку, мы тогда посмеивались, и представить себе не могли, что Россия станет мировым лидером по иммунодефициту. Причём как у населения, так и у самого государства. У России пропал иммунитет к поражающим его смертоносным болезням. Мы умираем медленно, лечимся неумело, при этом даже не понимаем причины недуга.

Причина — это, как было сказано выше, порочная система управления всем и вся, которая губит Россию и её народ. Может ли Путин остановить деградацию страны и провести революцию сверху? Может ли войти в историю не как очередной Романов или Горбачёв? И уйти в отставку, оставив потомкам добрую память о себе.

Может, если уже сегодня примет к руководству тот набор революционных предложений, который предлагает Программа Сулакшина. Если отбросит все дискуссии о транзите власти и преемнике, поставив во главу угла интересы всего народа и России. Если, в конце концов, услышит и поймёт, что рабство нельзя «реформировать», его можно только отменить. Ложь нельзя приукрасить, её можно только запретить и заменить правдой. Зло нельзя переименовать в добро, его нужно побеждать, а на обломках создавать добро. Увы, ничего подобного в действиях и решениях Путина не наблюдаю много лет. Тех золотых лет, которые могли бы уже многое изменить в жизни всей России. Изменить без больших потрясений и трагедий. В том числе для самого Владимира Владимировича, который явно недооценивает возможных последствий от консервации путинизма.

В этой связи вспомнился анекдот. В Кремле в канун новогодних праздников решили развлечься, вызвали медиума. Задали вопрос: «Когда лучше проводить непопулярные реформы — до Нового года или после, чтобы не злить народ?»

Медиум провёл спиритический сеанс и получил ответ от потусторонних сил: «Народ злить нельзя». Все дружно посмеялись, решили задать второй вопрос: «А кто с нами говорит? Это дух Маркса, Ленина или Сталина?» На доске задвигалось блюдце, и сложился ответ: «Карл I Стюарт, Людовик XVI, Николай II».


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора