Рабовладельческий настрой. Как выглядит торговля людьми в России и почему виновных трудно наказать

Евгений Снегов 30.11.2021 12:51 | Общество 29

В современном мире, по данным ООН и международных организаций, насчитываются десятки миллионов рабов. Современное рабство принимает разные формы — к примеру, мужчин часто используют как бесплатную рабочую силу, а женщин заставляют оказывать секс-услуги. Раньше считалось, что в России рабство наиболее распространено на Северном Кавказе, но сейчас, по оценке специалистов, центром рабовладения стали другие регионы, в том числе Москва и Московская область. «Секрет» рассказывает о том, как эта средневековая практика продолжает существовать в современной России.

Слово «рабство» у современного человека чаще всего ассоциируется с древними цивилизациями, крепостным правом в России или историей США до Гражданской войны. Но на деле проблема актуальна и в XXI веке. В 2018 году международная организация Walk Free представила отчёт Global Slavery Index, согласно которому в условиях рабства находится около 40 млн человек по всему миру. Причём далеко не всегда речь идёт о слаборазвитых странах Азии или Африки — так, согласно отчёту, в России насчитывается почти 800 000 рабов.

При этом понятие «рабство» современные специалисты используют редко и предпочитают формулировку «торговля людьми». Она включает в себя не только непосредственно куплю-продажу, но и различные формы эксплуатации людей, в том числе принуждение к подневольному труду.

В России организованным вызволением пленников из рабства занимается только одна небольшая организация — «Альтернатива». Она насчитывает всего 15 сотрудников. В начале 2010-х её создал молодой активист Олег Мельников. По его словам, за всё время существования «Альтернатива» освободила около 1800 человек. В последнее время организация испытывает серьёзные финансовые трудности. Летом 2021 года она даже сообщала о закрытии, но затем всё же продолжила работу. «У нас большой кассовый разрыв, поскольку на деятельность требуется в среднем 1–1,2 млн рублей в месяц, а пожертвования сейчас составляют около 300 000–400 000 рублей, остальное — мои личные деньги, которые я вкладывал из своего бизнеса», — рассказал «Секрету» Мельников. Пандемия коронавируса сильно ударила по его доходам, но пока организация по-прежнему держится на плаву.

С оценками численности рабов в России, представленными в Global Slavery Index, основатель «Альтернативы» не согласен — он признаётся, что не понимает методологии таких подсчётов. При этом собеседник затруднился назвать конкретное число.

«В среднем в России ежегодно пропадают без вести от 80 000 до 120 000 человек. Мы высчитали, что примерно 5–7% из них попадают в трудовое рабство», — рассказал Мельников. Эта доля доходит до 50% в случае с мигрантами, которые пропадают в России.

Точное количество современных рабов не известно никому.

Рабовладельческий настрой. Как выглядит торговля людьми в России

Кавказские пленники

По оценке главы «Альтернативы», среди всех видов рабства в России больше всего распространено трудовое. Последний десяток лет СМИ много раз сообщали о принуждении людей к работе в самых разных регионах, но, пожалуй, чаще всего среди них упоминался Дагестан.

Рабов в республике использовали на многочисленных кирпичных заводах, разбросанных между Махачкалой и Каспийском. Несмотря на неослабевающее внимание прессы, на государственном уровне проблема не решалась. Максимум, что удавалось сотрудникам «Альтернативы» (и иногда работавшим с ними журналистам), — вызволить из заточения отдельных рабов. В основном это те, кто смог сообщить родным о своём местонахождении и о том, что их удерживают против воли.

Истории спасённых с кирпичных заводов почти всегда начинаются одинаково: как правило, их привозят в Дагестан из Москвы, заманивая обещаниями хорошей работы (например, до 2014 года людям часто сулили выгодные контракты на олимпийских стройках в Сочи).

Ещё более примитивный вариант включает в себя опаивание «соискателей» алкоголем с добавлением барбитуратов* или других сильнодействующих средств. В этом случае жертвы приходят в себя уже в автобусе на пути в Дагестан, без документов, денег и связи с близкими. Чаще всего в такой ситуации оказываются жители провинции, приехавшие в столицу на заработки, либо бездомные, пропажу которых никто не заметит.

* Производные барбитуровой кислоты — лекарственные средства, которые оказывают угнегающее действие на нервную систему. В зависимости от дозировки эффект может быть от успокоения до стадии глубокого торможения нервной системы.

Их дальнейшая жизнь очень сильно зависит от того, к какому хозяину они попадают. Далеко не всегда рабов держат на цепи или бьют (хотя бывает и такое). Но условия всё равно тяжёлые — работа по 10 часов в день или даже больше, зачастую без выходных. Испуганным людям объясняют, что за их переезд в Дагестан уже заплачены деньги, которые необходимо отработать.

Обычно называют сумму в 15 000 рублей, которая в несколько раз выше реальной стоимости билета из Москвы. Однако отработать этот «долг» становится невыполнимой задачей: из мизерных зарплат вычитают стоимость проживания и питания, добавляют к этому бесконечные штрафы и рабы попадают в замкнутый круг.

К ним редко приставляют охрану. Чтобы заставить человека отказаться от побега, обычно достаточно угроз. К тому же у работников нет ни денег, ни документов, ни связи с внешним миром и они слабо представляют, где находятся.

«Их достаточно легко удерживать, отобрав документы, паспорт и сказав: «У меня есть связи, если убежишь и не отработаешь деньги, которые я за тебя заплатил, я напишу заявление, что ты у меня что-нибудь украл, у меня большие связи здесь». Люди этого боятся», — констатировал Мельников.

Несмотря на это, некоторые отваживаются бежать после нескольких недель рабского труда. Часть из них в итоге ловят и возвращают обратно. Менее решительные люди могут застрять в трудовом плену на годы.

Печальный рекорд по продолжительности пребывания в неволе принадлежит Виктору Богданову из Магнитогорска. Ещё в 1991 году он поехал в Чечню, а после начала войны перебрался в Дагестан, где его заставляли заниматься хозяйственной работой в семьях местных жителей. Освободили его только в 2020 году, когда пожилой мужчина почти полностью потерял зрение.

О последнем громком случае захвата людей в рабство в Дагестане стало известно в октябре 2021 года. Семейная пара туристов из Москвы Пётр Пелеханов и Ольга Лифатова рассказали журналистам, что их похитили по пути в Крым. Водитель автобуса (молодые люди путешествовали автостопом) предложил им подработать на ферме на Ставрополье, но вместо этого отвёз в Дагестан. По словам Пелеханова, их продали за 50 000 рублей для работы в тепличном хозяйстве в селе Ново-Мака, принадлежащем местному бизнесмену. Через месяц паре удалось сбежать. При этом в Следственном комитете позднее заявили, что во время опроса Пелеханов и Лифатова представили другую версию событий, согласно которой к работе их не принуждали и даже платили по 10 000 рублей в месяц. Поводом для претензий стали действия водителя автобуса, обманувшего путешественников.

Хотя за Дагестаном уже успела закрепиться репутация едва ли не самого рабовладельческого региона, в последнее время ситуация радикально улучшилась. Но причина вовсе не в усилиях активистов или полиции, а в ликвидации кирпичных заводов.

«Когда мы зашли в этот регион в 2011–2012 годах, там было больше 600 кирпичных заводов. Сейчас их осталось три-четыре, не больше», — рассказал Олег Мельников. По его словам, закрывать предприятия начали не из-за рабства, а по причине воровства этими заводами газа. Кроме того, по словам главы «Альтернативы», ранее в ликвидации этих производств участвовал бывший мэр Махачкалы Саид Амиров (в 2015 году его приговорили к пожизненному сроку за организацию заказного убийства и другие преступления, включая подготовку к теракту и незаконный оборот оружия).

Мельников отметил, что сейчас трудно выделить отдельные регионы, претендующие на звание центров рабовладения. Большую роль здесь играет сезонный фактор — во время летних сельхозработ часто используют принудительный труд в южных регионах, таких как Ростовская область и Краснодарский край. В остальное время в числе лидеров по распространению рабства остаются Москва и Московская область, где действует большое количество так называемых работных домов. Жильцов заставляют работать на стройках и заниматься другим неквалифицированным трудом.

Рабовладельческий настрой. Как выглядит торговля людьми в России

Секс-рабыни и нищенская мафия

Больше всего в России распространено именно трудовое рабство, но есть ещё два вида торговли людьми, которые также очень часто встречаются по всей стране. Первый — это секс-рабство. В большинстве случаев его жертвами становятся девушки, но не гражданки России, а приезжие из стран бывшего СССР или Африки.

Хотя из этого правила встречаются исключения. Об одном из таких случаев стало известно в марте. Уроженка Воронежской области приехала в Москву и рассчитывала устроиться на работу няней, но её обманом увезли в бордель под Калугой. Девушку изнасиловали и избили, а затем объявили ей о внезапно возникшем долге, который необходимо отработать. Через несколько недель жертва попыталась сбежать и даже успела добежать до дороги, где её подобрал случайный человек на машине. Но вскоре её всё равно настигли преследователи и вернули в бордель. Водитель автомобиля, ставший невольным свидетелем похищения, обратился в «Альтернативу». Сотрудникам организации пришлось самим спасать девушку — от полицейских, по их словам, толку не было.

Но всё же большинство жертв секс-рабства прибыли в Россию из других стран. Прежде всего речь идёт об Украине. Кроме того, часто привозят девушек из Нигерии. По словам Мельникова, последних удержать совсем просто — их принуждают к проституции с помощью ритуалов вуду. Это довольно распространённая практика, с которой ранее часто сталкивались и правоохранительные органы европейских стран. В таких случаях девушек перед отъездом, например, заставляют приносить клятвы на могилах своих предков. Пленницы боятся ослушаться или сбежать, поскольку верят, что за этим последует неминуемая гибель их и всей их семьи.

Кроме того, в России также встречаются секс-рабыни из Юго-Восточной Азии и Узбекистана. Глава «Альтернативы» отметил, что последние, как правило, обслуживают только своих соотечественников. Совсем недавно, в середине октября, сотрудники организации спасли нескольких девушек из борделя в деревне под Солнечногорском.

Местонахождение пленниц удалось установить после того, как оттуда сбежали три девушки, одна из которых связалась с родными из Узбекистана, а те вышли на волонтёров. Приехавшие на место члены «Альтернативы» и сотрудники полиции освободили ещё пять узниц.

Россиянки тоже часто становятся жертвами секс-рабства, но уже в других странах. «У нас удивительная ситуация сложилась: в Россию как привозят девушек, так и вывозят отсюда, — рассказал «Секрету» Мельников. — Что касается тех, которых вывозят, то у них даже может быть высшее образование. Они хотят лучшей жизни, находят какие-нибудь модельные агентства, которые обещают их хорошо трудоустроить. Девушек привозят в Саудовскую Аравию, ОАЭ, Турцию, Северный Кипр и Королевство Бахрейн, где заставляют заниматься проституцией. Они находятся в бесправном положении, поскольку, если в той же Манаме (столица Бахрейна) ты скажешь, что занималась проституцией, на тебя могут завести уголовное дело. Возраст этих девушек — от 19 до 28 лет».

Такое положение дел подтверждается и другими странами, которые занимаются мониторингом ситуации с рабством. В последнем докладе Госдепа США, посвящённом трафикингу (торговлей людьми), говорится, что «российские женщины и дети становятся жертвами секс-рабства как в России, так и за рубежом, включая Северо-Восточную Азию, Европу, Центральную Азию, Африку, США и Ближний Восток». Для вербовки потенциальных жертв активно используют социальные сети. Уже попавшим в эту сеть женщинам часто угрожают расправой над их семьями, оставшимися в России.

Наконец, ещё один широко распространённый в России вид рабства — это принуждение к работе на так называемую нищенскую мафию. Людей заставляют просить милостыню в метро, электричках или на улице. По словам основателя «Альтернативы», с этим видом рабства произошла «странная метаморфоза». Примерно с 1990 года по середину 2000-х «нищенским» бизнесом руководили грузинские воры в законе, но после резкого ухудшения отношений между Грузией и Россией их депортировали из страны вместе со многими другими соотечественниками.

Затем нищенская мафия разделилась на три группировки — по этническому признаку. Ими руководят астраханские и молдавские цыгане, а также русские. Представители второй группировки считаются самыми предприимчивыми — ещё в нулевых они начали завозить «работников» из Средней Азии. Предпочтение отдавали старикам, калекам и инвалидам, у которых больше шансов вызвать у людей жалость.

С началом кризиса 2008 года россияне стали менее охотно подавать людям не славянской внешности, и молдавские цыгане наладили схему поставки в Россию рабочей силы из Одесской области, где сильна их диаспора. Мельников отмечает, что до сих пор среди попрошаек чаще всего встречаются выходцы именно из этого региона. Часто это пожилые люди, которых выкупили из домов престарелых. Стоя в оживлённых местах, они могут зарабатывать для своих хозяев до 20 000 рублей в день.

Рабовладельческий настрой. Как выглядит торговля людьми в России

Без участия государства

Доказать факт рабства обычно нелегко, о чём в том числе свидетельствует и официальная статистика.

«Секрет» изучил данные судебного департамента при Верховном суде, согласно которым в 2020 году по статье 127.1 УК РФ о торговле людьми осудили 16 человек, а по статье об использовании рабского труда (127.2 УК РФ) — всего двух. Ещё меньше таких случаев в первом полугодии 2021 года: по 127.1 УК РФ осудили трёх человек, по 127.2 УК РФ — ни одного.

«Казалось бы, это не политическая проблема, но нужна политическая воля, чтобы признать, что эта проблема есть и с ней надо бороться», — говорит Мельников. По его словам, к «рабским» статьям УК нет обстоятельных комментариев и сотрудники полиции часто не знают, считать ли те или иные преступления рабством. Кроме того, по статье 127.2 УК практически невозможно доказать состав преступления.

«У нас был случай с нигерийкой, которую удерживали в борделе и заставляли заниматься проституцией, — рассказал основатель «Альтернативы». — О ней сообщила её сестра, которая жила в Англии. Девушка согласилась идти до конца для того, чтобы привлечь к ответственности организаторов борделя. Но ей пришлось находиться там ещё два месяца, чтобы собрать доказательную базу и доказать факт того, что её пытались продать».

Такое положение дел вынуждает волонтёров бороться с рабством самостоятельно. «Достаточно выяснить, где находится человек, которого удерживают. Наша группа туда выезжает, забирает этого человека и пытается добыть какую-то доказательную базу, которая подтвердит, что его удерживали. Как правило, нам не оказывают сопротивления, потому что очень часто воспринимают нас как силовиков», — рассказал Мельников. Хотя число освобождённых «Альтернативой» людей за 10 лет её работы уже приближается к 2000, уголовных дел завели всего 10.

Даже общественный резонанс может помочь далеко не всегда. Одно из самых известных в России дел об использовании рабского труда возбудили осенью 2012 года, после того как сотрудники «Альтернативы» освободили 12 человек из круглосуточного магазина «Продукты» в московском районе Гольяново. Пленниками оказались граждане Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, которых долгие годы заставляли работать в магазине по 20 часов в сутки. Но вскоре прокуратура закрыла дело за отсутствием состава преступления.

Несмотря на общественный резонанс и то, что история стала известна на весь мир (в 2013 году Госдеп США упоминал «гольяновское рабство» в своём докладе), попытки добиться нового разбирательства ни к чему не привели.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора